Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

a6e1fb572fa285f0edff0b6e00805fcb

Реформы, преобразования, нововведения — чего только не пережила белорусская система ЖКХ за последние годы. В поисках совершенства можно понапридумать и не таких слов. Но жалоб у потребителей — тех, ради кого, собственно, все и затевалось, — не стало очевидно меньше. В редакцию Onliner.by продолжают сыпаться горы гневных писем о нерасторопности коммунальщиков. Такое ощущение, что ругать жэсовцев стало чуть ли не хорошим тоном. Но как видят ситуацию с той, жэкэхашной стороны? Настолько ли святы жильцы и черствы ЖЭСы, которые, по представлениям горожан, каждый месяц купаются в золоте благодаря вовремя оплаченным жировкам? Откровенно о своей жизни и профессии рассказал один из столичных хаус-мастеров, который, впрочем, в ближайшее время планирует распрощаться с ЖЭСом.

 

Выбирая профессию сантехника, Дмитрий (имя изменено по просьбе героя) прекрасно понимал, что сидеть в выглаженном костюме за столом из мореного дуба ему не доведется. Удел коммунальщика — спешить туда, где дурно пахнет, неконтролируемо льется вода и еще более неконтролируемо нервничают люди. Но такой расклад молодого человека не пугал, ведь это безликий менеджер в любой момент может остаться без работы, а сантехник-профессионал будет востребован всегда: инженерные системы не вечны, а с ровными руками на этом можно неплохо зарабатывать.

 

Сейчас Дмитрию 29 лет, у него появились жена и ребенок, а также стойкое желание поменять место работы: зарплата у молодого человека по сравнению с 2013 годом упала почти в два раза, а забот прибавилось примерно в таком же соотношении.

 

 — Официально я считаюсь хаус-мастером, хотя всю жизнь работал сантехником и именно в этом деле разбираюсь досконально, — объясняет минчанин. — Но реформы есть реформы. Где-то решили, что нужны хаус-мастера, — значит, их сделают. Обучение, не спорю, проводилось: целый месяц мне и коллегам начитывали теорию по пяти специальностям. То есть понятно, что на каждую специальность ежедневно отводилось в лучшем случае час-два. Плюс обучались мы без отрыва от производства — кормить жену и ребенка на время моего сидения за партой никто не вызвался.

 

По окончании курсов я стал одновременно плотником, электриком без группы допуска, сантехником, маляром и слесарем. Самое смешное — это номинальное звание электрика: все, что мне дозволено делать, — это менять лампочки. Официально даже к розеткам я не имею права прикасаться, хотя и умею это делать. В щиток, естественно, никогда не полезу: даже если случайно и останусь в живых, полрайона будет сидеть без электричества.

 

Хаус-мастеров задумывали как универсальных солдат: этим ребятам должна быть по плечу любая работа. Но на практике, по словам Дмитрия, оказалось так, что коллеги выручают друг друга: если «нарисовалась» сложная проблема в сфере электрики, то решать ее будет тот, кто всю жизнь работал «под напряжением», а не только вчера получил корочку. «Исконный» же плотник ни за что не возьмется переваривать мудреные соединения труб или менять ливневую канализацию в доме. Перекидывание специфических проблем друг на друга оправданно, считает Дмитрий, хоть из-за этого коммунальщикам и приходится периодически работать на чужих участках. Но за счет эдакого «перекрестного субсидирования» специалистами появляется уверенность в качестве ремонта на ключевых местах.

 

 — Хаус-мастером я стал почти два года назад, — продолжает рассказ минчанин. — Зарплата тогда радовала — 7 600 000, я не жаловался. Но так было недолго — всего три раза. Потом получка начала плавно «съезжать»: 7 000 000, 6 500 000. Причем срезали сразу ощутимые суммы, и объяснение этому было простое: нет средств, не выделили из бюджета. А про то, что забот прибавилось и спрашивают с тебя в несколько раз больше, предпочли не вспоминать. Потом еще и сокращать людей начали, вешая задачи на тех, кто остался. Участки и без того немаленькие. Сейчас на 20 многоэтажных домов осталось пять хаус-мастеров — этого недостаточно, особенно учитывая тот факт, что весь жилой фонд старый.

 

Моя тарифная ставка составляет около 200 рублей. Еще столько же набегает за счет надбавок и премий. В конце месяца, как правило, выхожу на сумму 400 рублей. Но и эти очень скромные цифры на карточку поступают не в полном объеме. Почему? Потому что часть моих денег уходит на компенсацию стоимости ремонта в чужой квартире: так сказать, прикрываю не свой «косяк». А вышло как: в одном из домов сантехники обнаружили проблемы с ливневой канализацией. Написали об этом начальству, запросили материалы для ремонта. Правда, ни труб, ни чего-нибудь еще так и не увидели — называется, ремонтируйте как хотите. Само собой, квартиру на последнем этаже в итоге залило. Начались разбирательства.

 

Сначала составили акт залития, потом дефектный акт, еще какое-то время подбивали смету. На все про все ушло несколько месяцев. За это время случились очередные изменения — проблемный дом оказался на моем участке. С кого взыскивать сумму ущерба? Правильно, с того, кто отвечает за многоэтажку сейчас. И неважно, что ЧП произошло давно и при другом человеке, — платить будешь ты. Абсурд? Но так и есть. Благо что дали рассрочку на четыре месяца — в общем, теперь из моей зарплаты вычитают 88 рублей. Остается только порадоваться, что в квартире, которую затопило, был не евроремонт. И это я еще хорошо отделался: знаю ситуации, когда на коллег вешали гораздо более серьезные суммы. Вообще, получить подобный «штраф» у нас гораздо проще, чем доплату за выполненные объемы, высокое качество и работу до глубокой ночи в экстренных случаях.

  

Настоящий хлеб для любого специалиста из ЖКХ — халтуры. Со стороны кажется, что потенциальные клиенты доступны для жэсовцев, как ни для кого другого. Вот он жилфонд — вот они, страждущие граждане. Но не все так просто.

 

— Объективно люди стали жить хуже, денег хватает только на самое необходимое, и о ремонте народ задумывается в последнюю очередь. Количество заказов сильно упало, — рассуждает Дмитрий. — У нас в ЖЭСе дома не элитные, в них живут самые обычные люди, которые перебиваются от зарплаты до зарплаты. Да, халтуры случаются, но это нестабильный заработок. В один месяц может прийти столько заказов, что сумма будет сопоставима с зарплатой, в другой же будет вообще пусто. Так что рассчитывать на что-то невозможно.

 

Теоретически можно было бы открыть ИП и днем работать в ЖЭСе, а вечером на себя. Но так рассуждать может только тот, кто никогда не трудился в системе ЖКХ. Времени реально ни на что не остается. Наш рабочий день начинается в 8:45 (это если ночью не произошло никаких ЧП и тебя не вызвали из дома, чтобы устранял все с утра пораньше). В это время проводится планерка, на которой распределяются поступившие от жильцов заявки. Получив задания, мастера расходятся по участкам. Повторюсь, иногда, понимая масштаб проблемы, ты идешь выполнять в первую очередь не свою заявку, а коллеги-хаус-мастера, который 40 лет проработал сварщиком, а сейчас должен сделать нечто для себя невообразимое по сантехнике.

 

 

С 13:00 до 14:00 у нас обед, но это при очень хорошем раскладе. Чаще всего его не бывает: хочется закрыть все заявки сегодня и не переносить их на завтра. И даже если заявок вдруг нет, это не значит, что коммунальщики прохлаждаются: всегда есть работа по обслуживанию подвалов, техэтажей. В два часа дня вторая планерка — разбираем свежие заявки. Еще одна планерка будет в шесть вечера — на ней обсуждаются планы на завтра. Поставить точку на этом моменте — редкая удача. Чаще всего приходится оставаться допоздна, особенно если начался отопительный сезон. Первые дни ты просто живешь на своем участке, контролируя, как идет подача тепла.

 

К слову, самый дорогой и нужный инструмент у всех хаус-мастеров, как правило, свой, купленный исключительно за собственные деньги: ЖЭС не выдает современное оборудование. Хотя что говорить об инструменте, если материал для ремонта в реально катастрофических ситуациях приходится в буквальном смысле слова выбивать. Целый год мне понадобился на то, чтобы для моего участка наконец закупили трубы! Буквально на днях пришел материал, потратили на него 900 рублей. Поменяю теперь все, что можно, чтобы в ближайшие десять лет ни я, ни тот, кто будет после меня, не возвращался к этому вопросу.

 

Зная ситуацию изнутри, Дмитрий с философским спокойствием относится к жалобам минчан на то, что коммунальщики якобы бездельничают. Хаус-мастера и рады бы работать, но не с чем.

 

 — Чаще всего нам приходится не решать задачу кардинально, а ставить «костыли» в ожидании, когда сверху выделят деньги и ЖЭС закупит все необходимое. Далекие от ЖКХ люди почему-то думают, что ЖЭСы жируют и купаются в золоте: мол, они оплатили жировки, и все эти деньги напрямую пошли нам в карманы. Бред! Деньги уходят в общий котел, и только потом какие-то крохи перепадают коммунальщикам. Причем далеко не в тех объемах, которые необходимы. С нас все время что-то требуют, ставят ультиматумы. Ребята, а финансировать кто будет? Невозможно из ничего сделать что-то хорошее. Да и к работникам отношение так себе, стимулировать победы рублем никто не хочет. Хорошо ты сделал или плохо, много или мало — заплатят, по сути, одинаково.

 

Хочу развенчать еще один миф: сотрудники ЖЭСов оплачивают «коммуналку» наравне со всеми. Нет у нас никаких льгот. А то мне иногда жильцы, к которым прихожу на вызов, рассказывают, что я ни за свет, ни за воду не плачу. Вранье это. Пару лет назад еще и жилья служебного лишили. Забрали все: от колясочных квартир до полноценных. С учетом предлагаемых зарплат заработать на собственное жилье нереально. Так что аргументов за то, чтобы продолжать работать на нынешнем месте, вообще не осталось.

 

Дмитрий объясняет: многие регулярно повторяющиеся проблемы в домах связаны не с криворукостью мастеров, обслуживающих здание, а с тем, что инженерные системы изначально были спроектированы и смонтированы неправильно. Причем касается это не только старого жилфонда, но и новостроек: «Заходишь на техэтаж или в подвал и понимаешь, сколько же здесь украли и „забыли“ установить».

 

 — При этом сама работа в ЖЭСе мне нравится. Я серьезно, — объясняет Дмитрий. — Мне нравится решать проблемы, общаться с людьми. Большинство минчан приятные и адекватные, но есть и озверевшие, готовые буквально растерзать тебя. Один из таких экземпляров пришел ко мне на второй день после начала отопительного сезона. Увидел, что я переодеваюсь, собираясь уходить домой, и кинулся драться: как я могу закончить рабочий день, если у него в квартире еще не жара? И это в субботу. В девять вечера. То есть вместо того, чтобы отдыхать, я был на работе до последнего, контролировал все процессы, а он мне еще и истерики закатывает. Этого мужика я успокоил, но начальству сказал: в воскресенье не выйду, не ждите.

 

Вообще, выбесить меня сложно, но некоторым это удается. Вот недавно женщина ходила и жаловалась куда только можно. А все почему? У нее в квартире рванул стояк с горячей водой. Стали разбираться — выяснили: лет десять назад кто-то из самоучек переделал ей всю сантехнику. В результате получилось сильное заужение: вместо трубы 32-го диаметра пошла обычная, 15-го. Полотенцесушитель тоже подключили абы как. Соседи все время мучились: и напор не тот, и воду сливать приходилось по полчаса, чтобы пошла горячая. А у нее все в порядке было, правда, до поры до времени. А когда рвануло, хозяйка была уверена, что исправить все обязан ЖЭС, причем бесплатно.

 

Рассказал начальству о ситуации, мне ответили: приводи стояк в проектное состояние. Все сделал, но у дамы перестал греть полотенцесушитель (установлен-то он с нарушениями). Вот тут я и услышал в свой адрес такое, что еще несколько недель отходил, хотя стараюсь пропускать негатив мимо ушей. Поверьте, так не ругается даже самый последний пьяница. А тут женщина лет пятидесяти проклинает на чем свет стоит и не может остановиться. Хотя я просто сделал свою работу — хорошо, качественно и в соответствии с законом.

 

 — Наши люди в принципе не знают, за что отвечает ЖЭС, а за что они. Объясняю: все стояки — вотчина ЖЭСа, и собственники обязаны предоставлять к ним доступ. Поэтому я советую не замуровывать их плиткой, а оставлять очень легкий доступ (сайдинг в помощь), так как в случае ЧП никто с облицовкой церемониться не будет: снесут (если надо, получив разрешение через суд) — и все, а восстанавливать красоту хозяину придется за свой счет. Маленькие ревизионные люки тоже не выход: если протекает стояк между этажами, через них до источника проблем не доберешься.

 

А вот все ответвления от стояка (в том числе новые шаровые краны) — забота собственника квартиры, и именно он несет ответственность за их исправность. Не надо закладывать ванную плиткой «под корень». Найдите красивый экран, чтобы потом не уничтожать труды плиточника. Поймите: даже самые хорошие трубы в один момент могут рвануть. Оставить доступ к коммуникациям — это в интересах жильца, — предупреждает специалист.

  

Для минчанина работа сантехником — только необходимость. В душе Дмитрий музыкант. Молодой человек мечтает окунуться в музыкальный мир и зарабатывать на этом, но смотрит на жизнь реально:

 

— К сожалению, музыкантам в нашей стране не платят, так что я пока, пожалуй, останусь сантехником. Правда, скорее всего, не в этом ЖЭСе: зарплата и отношение к работникам оставляют желать лучшего.

onliner.by

logo mjkx logo footer 1 pravo

Государственное предприятие "Жилкомиздат", 2016

220004, Минск, ул. Кальварийская, 17-501, 502 

Размещение рекламы: +375 (17) 203-13-31

Email: gkhmag@mail.ru

Задать вопрос специалисту

Если Вы не нашли ответ на ваш вопрос в разделах "Вопросы и ответы" и "База знаний", Вы можете задать вопрос специалисту, для этого пройдите регистрацию или войдите в личный кабинет пользователя.

Сервис «Вопрос-Ответ» на Портале коммунальной грамотности населения предназначен для граждан – потребителей жилищно-коммунальных услуг. Специалисты Портала не имеют полномочий отвечать на вопросы предприятий системы ЖКХ и частных организаций, обслуживающих жилфонд (ТС, ЖСПК и др.). Разъяснения по новому законодательству в сфере ЖКХ, в том числе ответы на вопросы, возникающие у предприятий системы, публикуются в журнале «Живи Как Хозяин» с сентября 2016 года.