thumb uploads images BlogPost 2021 4da1ad20b398551ce05cb2dbd6efbc64 На протяжении нескольких лет в России складывается совсем нездоровая ситуация в сфере обращения с отходами. Почему у наших соседей появилось небывалое количество мусорных свалок, рассказал руководитель токсической программы «Гринпис России» Алексей Киселёв.

С 2014 года в России действует измененное законодательство об отходах, которое фактически копирует ряд элементов законодательства Евросоюза. В частности, для каждого региона была создана своя «мусорная конституция», иначе — территориальная схема обращения с отходами. В ней приводятся данные о целевых показателях по обращению с отходами, а также данные о планируемом строительстве, реконструкции и выведении из эксплуатации необходимых объектов.

Kiselev2

— Эта схема работает, но со сбоями, в идеале же в каждом регионе должны знать путь каждого окурка от пепельницы до свалки, — делится Алексей Киселёв. — Если в Беларуси только один оператор (Прим. ред.: ГУ «Оператор вторичных материальных ресурсов»), то в России их 86. Это компании, которые координируют все этапы процесса обращения с мусором, от его сбора до ликвидации свалок.

То есть в территориальной схеме должны прописываться все движения отходов, а региональный оператор должен их неукоснительно соблюдать. В идеале.

— Мусорные скандалы возникают именно из-за деятельности региональных операторов, и можно с уверенностью сказать, что реформа 2014-го года полностью провалилась. В январе этого года в России вышел новый указ, касающийся обращения с отходами. Скорее всего, этот документ ни на что не повлияет, потому что уже упущены деньги и время. Указом в принципе мусор убрать невозможно. В действительности мы ожидаем много маленьких «неаполей» по всей России, и как с ними будут поступать власти, сейчас совершенно непонятно, — считает специалист.

DSC 0172

В рамках нового президентского указа в России создадут организацию по аналогу с белорусским Оператором вторичных материальных ресурсов, который будет следить за деятельностью региональных операторов, но что из этого выйдет, пока непонятно.

Например, в Калининграде перестали убирать мусор после того, как в регионе появился единый оператор по обращению с отходами. До этого подобными вопросами занимались частные компании, и вполне естественно, что после их ухода с рынка, «ушло» и все их имущество, включая контейнеры.

— Об этом региональный оператор почему-то не подумал, а вернуть систему обратно будет уже непросто, это достаточно долгий процесс. И подобные ситуации были не только в Калининграде, это было и в Москве, и в Пермском крае, Тюмени, Красноярске — везде, — отмечает Алексей КИСЕЛЁВ.

 

«Мне, человеку из России, было удивительно, что у государственной власти Беларуси есть четкое понимание иерархии методов обращения с отходами».

При этом в России складывается удивительная ситуация — население самостоятельно сортирует отходы. Хотя в стране не существует единой системы сбора, даже в Москве каждый округ сортирует по-разному (не везде собирают одни и те же виды отходов). При этом только 30% населения России охвачено раздельным сбором ТКО, в отдельных городах эта цифра доходит до 80%, а где-то составляет лишь 7%.

— Люди сами увлекаются раздельным сбором, на национальном уровне не проводится никакой агитации, этим занимаются отдельные общественные организации. Возможно, интересу людей способствуют и сетчатые контейнеры, люди видят, что выбрасывают в бак остальные. Материального стимула у населения нет никакого, хотя это было бы здорово. Можно добиться 50-процентной скидки на оказание услуги по вывозу отходов, и каждый человек по закону имеет на это право, но никто этого не делает. На мой взгляд, деньгами в таких вопросах не заинтересуешь. При этом нужно понимать, что раздельный сбор проблему отходов не решит, кроме этого, должно быть повторное использование и предотвращение образования. Раздельный сбор такой же обязательный элемент, без которого в этом процессе не обойтись, — считает специалист.

А что в Беларуси?

В 2017 году в нашей стране был принят такой документ, как Национальная стратегия по обращению с твердыми коммунальными отходами и вторичными материальными ресурсами на период до 2035 года.

Shagun2

— Честно говоря, Беларусь достаточно поздно озаботилась этой проблемой, и только в 2009-м году в стране появилась первая национальная программа по заготовке и переработке вторичных материальных ресурсов. Она была рассчитана до 2015 года, а в дальнейшем работа в этом направлении была перенесена в Госпрограмму «Комфортное жилье и благоприятная среда», — отмечает начальник управления по координации деятельности в сфере обращения с вторичными материальными ресурсами ГУ «Оператор вторичных материальных ресурсов» Анатолий ШАГУН. — В целом же ситуация в нашей стране складывается неплохая, у нас сохранены инфраструктура и управляемость обращения с отходами, у нас нет проблем с их несанкционированным захоронением.

Помимо этого, в 2012 году в Беларуси был внедрен принцип расширенной ответственности производителей и поставщиков товаров и упаковки по аналогии с Европейским союзом. Несмотря на то что это произошло намного позже, чем в Европе, Беларусь — первая из стран СНГ, которая утвердила такой принцип. Также белорусское законодательство определяет и базовые принципы обращения с отходами, которые отвечают международным стандартам, хотя сегодня этого не вполне достаточно для работы.

 

В 2012 году в Беларуси использовали только 10% коммунальных отходов, оставшиеся 90% захоранивали.

— Часто звучит такая мысль, что люди зарабатывают деньги на отходах, но это не так. Обращение с отходами — глубоко убыточное мероприятие. Мировая практика показывает, что только порядка 10 –20% доходов составляет выручка от вторичных материальных ресурсов, — утверждает Анатолий ШАГУН. — Все остальное — это платежи населения и различные формы государственного экономического стимулирования, в частности, расширения ответственности производителей. Именно за счет последнего нам и удалось поднять сбор ВМР почти в два раза.

К 2050 году в Беларуси планируют использовать 50% отходов, в том числе за счет их компостирования и сжигания. Сегодня же в нашей стране используют 19% отходов, причем делается это сугубо за счет вторичных материальных ресурсов. Если говорить о показателях в странах Европы, то меньше всего отходов используют в России (5%) и Украине (7%). Самые высокие показатели по использованию отходов у Швейцарии и Германии, причем у немцев самый высокий показатель использования ВМР (49%).

— Такие низкие показатели у Беларуси по причине отсутствия других технологий использования отходов, в частности компостирования и сжигания, которые широко представлены в мире, — уточняет Анатолий ШАГУН. — В Беларуси также действует такой документ, как Национальная стратегия устойчивого развития, в рамках которой к 2030 году поставлена задача использовать 40% коммунальных отходов. Однако путем сбора вторичного сырья достичь таких показателей невозможно, для этого необходимо внедрять новые методы и технологии.

Хотя уже сегодня, начиная с 2008 года, наша страна достигла достаточно неплохих показателей по извлечению бумаги и стекла, в частности, цифры превышают средние показатели директивы ЕС. Но при этом по извлечению пластика Беларусь значительно отстает, более того — будет отставать и в 2020 году.

Что даст Беларуси Национальная стратегия по обращению с ТКО?

Этот документ состоит из пяти модулей. Первый из них посвящен развитию и совершенствованию инфраструктуры раздельного сбора, сортировки, логистики и законодательства.

— Сегодня на законодательном уровне очень слабо представлено предотвращение образования отходов, и, если говорить честно, то у нас только два механизма в этой области: это нормирование образования отходов в промышленности и расширенная ответственность производителей, — делится Анатолий ШАГУН. — На законодательном уровне не расписаны полномочия органов государственного управления по этой части и практически отсутствуют какие-то экономические механизмы.

По мнению специалиста, в силу разных причин в Беларуси перестала работать система многооборотной тары, которая может реально помочь предотвратить образование отходов. Сегодня многооборотная тара составляет лишь 5% от всего объема упаковки, хотя в СССР эта цифра была близка к 90%.

— Подобных вопросов сегодня много, и они требуют усовершенствования. Это касается и законодательства об энергетическом использовании ТКО, и учета отходов, без которого крайне затруднительно оценить прогресс. Без внимания не стоит оставлять и проблему захоронения отходов — почти 80% ТКО сегодня отправляются на полигоны, которые постепенно исчерпывают свои ресурсы. Поэтому эту систему также необходимо модернизировать, закрыть все мини-полигоны и создать новые современные региональные полигоны, применяя лучшие европейские подходы, — уточняет Анатолий ШАГУН.

 

Десять лет назад в Беларуси было более 10 тысяч мини-полигонов, сегодня — около 1000, и от них также планируют избавиться.

Во втором модуле Национальной стратегии речь идет о депозитной (залоговой) системе (ДЗС) одноразовой потребительской тары, которую ориентировочно планируется внедрить в 2020–2021 гг. Создание этой системы оценивается примерно в 100 млн евро, и для этого предполагается привлечь инвестора с опытом внедрения ДЗС.

— Наш анализ показал, что более эффективного способа сбора упаковки пока еще никто не придумал, хотя в мире есть отдельные страны, которые собирают ее и без депозита, и эти исключения скорее подтверждают правило. Система достаточно простая и построена на экономической заинтересованности каждого потребителя. Покупая напиток, мы будет оставлять залог в магазине, а при сдаче пустой тары нам будут его возвращать. При этом цель создания этой системы чисто экологическая, здесь нет цели заработать, — утверждает Анатолий ШАГУН.

1459757791 avtomaty dlia tary

 

ДЗС соберет порядка 1,8 млрд единиц упаковки, которая присутствует на рынке Беларуси (стекла, ПЭТ и алюминия).

Если при существующей системе сбора возврат тары составляет 25–30%, то после внедрения ДЗС эта цифра достигнет порядка 80%. При этом внедрение системы не потребует бюджетного финансирования и увеличения тарифов на обращение с ТКО. В результате это позволит сократить объемы захоронения, увеличить объемы сбора ВМР на 9% и уменьшить инвестиции в контейнерное хозяйство на 15–20%.

Третий и четвертый модули Национальной стратегии посвящены производству альтернативного топлива из ТКО и биологической обработке ТКО (компостированию и извлечению биогаза). Анатолий ШАГУН считает, что в коммунальных отходах содержится достаточное количество фракций, которые имеют хорошую теплотворную способность (различные пластики, дерево, бумага, кожа, резина, обувь, текстиль и пр.):

— В мировой практике их используют в качестве топлива для цементных заводов и ТЭЦ либо утилизируют на мусоросжигательных заводах. Производить топливо предпочтительнее, так как оно позволяет сократить вредные выбросы в окружающую среду и не требует создания больших мощностей по сжиганию.

Первый этап проекта по производству RDF-топлива будет реализован в Гродненской и Могилевской областях, на втором этапе при условии экономической целесообразности планируется расширить зоны производства. Технология аэробного компостирования в свою очередь будет использоваться как дополнение к производству альтернативного топлива. Компост будут применять для рекультивации полигонов, что позволит продлить срок их службы на 10%. Но в этом конкретном случае речь идет о сортировочных заводах, где отсеивается та органическая фракция отходов, которая уже не будет пригодна для сельского хозяйства.

Пятый модуль документа является отдельным техническим решением, которое подразумевает строительство мусоросжигательного завода в Минске. Если говорить о приоритетности (иерархии обращения с отходами), то сжигание находится на предпоследнем месте, как раз перед захоронением.

— Тем не менее причин для строительства много, причем как экологических, так и экономических. На сегодня сжигание является единственным способом кардинального сокращения отходов, именно поэтому достаточно широко и применяется в мире, а точнее — в тех странах, у которых нет возможности захоранивать отходы, — считает Анатолий ШАГУН.

Для реализации этого проекта так же, как и в случае ДЗС, планируется привлечь инвестора с соответствующим опытом. Инвестор будет заниматься проектированием, строительством и эксплуатацией завода, а государство даст ему гарантию на покупку определенного количества энергии. В результате для Минска решат существующую проблему захоронения отходов, а в масштабе Беларуси объем захоронения ТКО уменьшится на 11%, при этом сократится и импорт природного газа на 100 млн кубометров в год.

— В целом Национальная стратегия — это совершенствование того, что у нас есть сегодня, а пять модулей — это пять основных направлений в работе, — отмечает специалист. — Можно ли сделать так, чтобы к 2035 году мы использовали более 50%? Можно. И сегодня нет проблемы, что и как использовать, сегодня проблема в том, что мы можем себе позволить.

Совокупный объем инвестиций (в рамках Национально стратегии до 2035 года) составляет порядка 1 млрд 200 млн евро, 35% из которых составляют прямые иностранные инвестиции, а оставшиеся 65% — внутренние источники. При формировании стратегии учитывались не только экологические цели, но и экономические возможности Беларуси. В частности, чтобы обеспечить 50% использования коммунальных отходов, необходимо будет ввести дополнительную плату за захоронение отходов, такую же, как и во всем мире. Сегодня захоронить тонну отходов в Беларуси стоит не больше трех евро, а с 2020 года постепенно будет вводиться специальная плата (два евро за один кубометр, или 14 евро за одну тонну).

 

Сегодня белорусские потребители не платят ничего за захоронение ТКО, это одна из причин, которая сдерживает переработку и привлечение инвестиций в эту сферу.

В среднем за оказание услуги по обращению с ТКО белорусы платят 0,65 евро с человека, а в 2035 году эта цифра достигнет порядка одного евро. Если сравнивать долю платежей за услугу от средней заработной платы, то в Германии она составляет 0,6%, в Польше — 0,34%, а в Беларуси (данные за 2016 год) — 0,19%. По прогнозам, до 2035 года доля платежа в Беларуси составит 0,24% от средней заработной платы. При этом, по словам Анатолия ШАГУНА, в мировой практике приемлемой считается плата, не превышающая 1% от размера средней заработной платы.

— За счет этих средств можно реализовать три основные технологии, которые упомянуты в стратегии, это производство альтернативного топлива, компостирование и сжигание. После введения сбора за захоронение отходов эти направления станут прибыльными, и все начнет работать. Однако сжигание будет убыточным в любом случае. Корректировку стратегии планируется провести в 2025 году с учетом достигнутого, за это время, возможно, мы сможем найти какие-то другие пути решения этой проблемы, — считает специалист.

 

В результате реализации Национальной стратегии из одной тонны ТКО 250 кг планируется отправлять на переработку, 150 кг — на сжигание, 100 кг отходов будут компостировать, а оставшиеся 500 кг будут захоронены.

Валерия КИСЛАЯ, фото автора и из интернета

Добавить комментарий


data-matched-content-rows-num="3,1" data-matched-content-columns-num="1,4"

logo mjkx logo footer 1 pravo

Государственное предприятие "Жилкомиздат", 2016

220004, Минск, ул. Кальварийская, 17-501, 502 

Размещение рекламы: +375 (17) 203-13-31

Email: gkhmag@mail.ru

Задать вопрос специалисту

Если Вы не нашли ответ на ваш вопрос в разделах "Вопросы и ответы" и "База знаний", Вы можете задать вопрос специалисту, для этого пройдите регистрацию или войдите в личный кабинет пользователя.

Сервис «Вопрос-Ответ» на Портале коммунальной грамотности населения предназначен для граждан – потребителей жилищно-коммунальных услуг. Специалисты Портала не имеют полномочий отвечать на вопросы предприятий системы ЖКХ и частных организаций, обслуживающих жилфонд (ТС, ЖСПК и др.). Разъяснения по новому законодательству в сфере ЖКХ, в том числе ответы на вопросы, возникающие у предприятий системы, публикуются в журнале «Живи Как Хозяин» с сентября 2016 года.